19 августа 2020
Видео

«Лишние» деньги. 28 300 рублей свободных средств у средней российской семьи нашел Ромир

Интересное исследование тут провел холдинг «Ромир». По его данным, запасы свободных денег россиян достигли максимума за несколько лет.

Иван Князев: «Отражение» в ваших экранах, уважаемые друзья. Отражение всего того, что происходит в нашей жизни. В студии по-прежнему Марина Калинина…

Марина Калинина: …и Иван Князев. Мы переходим к большой теме.

Иван Князев: Да, переходим к большой теме.

Интересное исследование тут провел холдинг «Ромир». По его данным, запасы свободных денег россиян достигли максимума за несколько лет. Вот смотрите: в июле 2020 года объем свободных денег у средней российской семьи вырос по сравнению с июнем почти на 14%. По данным аналитиков, в среднем на семью приходится лишних 28 300 рублей. Ну неплохая такая сумма. Объем свободных средств рассчитывается как разница между доходами домохозяйств и затратами на необходимые товары и услуги.

Марина Калинина: Вот захотелось понять: неужели коронавирус нам помог накопить или мы научились экономить? Об этом будем спрашивать у наших экспертов в ближайшее время.

А у вас хотим спросить: вы лично накопили деньги во время карантина? Напишите нам на SMS-портал – «да» или «нет». В конце этого часа подведем итоги.

Иван Князев: Ну а первый эксперт, который выходит на связь с нашей студией, – это Олег Шибанов, директор Финансового центра Сколково – РЭШ. Олег Константинович, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Олег Шибанов, директор Финансового центра Сколково – РЭШ: Добрый день.

Иван Князев: Видим вас, слышим. Знаете, что мне интересно? Эксперты как считали это все? Ну, казалось бы, мы много говорим о том, что доходы россиян падают, лишних денег нет. Нам уже с десяток SMS пришел, как только мы объявили эту тему, что лишних денег нет. Опять все деньги богатых сложили с деньгами бедных и разделили на количество людей?

Олег Шибанов: Примерно так и получилось. Ну, это как обычный опрос, здесь ничего нового не происходит. Они берут репрезентативную выбору, стараются выбрать людей по демографии, полу, возрасту и так далее. И в этом плане, конечно, результат усредненный. Тут, в принципе, понятны причины. Я думаю, сейчас мы о них поговорим. Но в целом это, конечно, не про всех россиян, а это всего лишь про среднего россиянина.

Марина Калинина: А давайте тогда разберемся, кто такой средний россиянин.

Олег Шибанов: Ну, вы просто берете всех, кто соответствует репрезентативной выборке, в разных городах, иногда в деревнях, в разных территориях, разного пола опять же и так далее. И ваш средний россиян – это несуществующее чудовище, которого вы не можете вообразить, потому что у вас с какой-то вероятностью он мужчина, с какой-то – женщина. И мы сразу понимаем, что это уже несуществующее существо.

Марина Калинина: Ну как это так?

Олег Шибанов: В смысле? Средний россиян принципиально должен быть смесью всего, что мы видим в демографии в целом. Мы не можем говорить о среднем россияне как о каком-то отдельно взятом мужчине или отдельно взятой женщине. Эти усредненные цифры показывают собственно человека, а не пол.

Марина Калинина: Понятно. Тогда давайте разбираться в причинах. Откуда получились такие данные?

Олег Шибанов: Ну смотрите. Я бы сказал так осторожно, что… Мне кажется, во втором квартале у нас многие бизнесы были закрыты, то есть люди не могли ходить в кино, они не могли, в основном не могли тратить в ресторанах или кафе свои средства. Поэтому эти условные свободные, а не лишние, как в подписи, кажется, это было написано, свободные средства они могли чуть-чуть увеличиться, потому что это же за вычетом только обязательных платежей, то есть ЖКХ (электричество, вода), какие-то платежи за транспорт и так далее. Ну, за школу, может быть, уже не было платежей, потому что лето.

Вы все это суммируете – и получается, что люди просто стали меньше потреблять, по крайней мере временно. И из-за этого у них увеличилось количество средств, которые, условно, стали свободными.

Марина Калинина: Ну хорошо. Но есть какие-то покупки, которые люди делали через тот же Интернет.

Олег Шибанов: Эти покупки не компенсируют то, что вы просто перестаете ходить в кино, перестаете платить за ребенка в школе и перестаете покупать что-то в кафе. Поэтому все эти онлайн-покупки, ну смотрите, они оказались просто заменой того, что вы делали офлайн.

Я не знаю, какой у каждого из нас личный опыт, но многие сервисы действительно стали доставлять онлайн. После этого люди в магазин стали ходить реже, чтобы меньше заразиться. Из-за этого утверждать, что онлайн-покупки хоть как-то компенсировали офлайн, я бы, наверное, не рискнул. Мы видим по данным ритейла, то есть торговых сетей, например, что чеки и объемы, конечно, существенно снизились.

Марина Калинина: Тогда возникает вопрос: зачем нужны такого плана опросы, которые, в общем-то, никакой репрезентативной информации-то и не несут?

Иван Князев: Что он дает нам или, может быть, экономистам?

Марина Калинина: Да. Зачем это нужно?

Олег Шибанов: Он бизнесу дает надежду, что теперь, когда все начинает возвращаться в реалии и люди начинают-таки ходить в разные места публичные, у них будет возможность что-то потратить. Если бы узнали, что у них свободных средств стало еще меньше, то это было бы сигналом, что они работу теряли, я не знаю, зарплаты у них снижались и так далее. Ну а так какая-то надежда, наверное, присутствует.

Марина Калинина: Но это надежда. Понимаете, у нас уже сообщений просто сотни, наверное, нападали буквально за эти несколько минут: что люди потеряли работу, что люди долгое время не работали или начали работать сейчас, что эта информация вообще никак не соответствует действительности. То есть очень странно. Получается, что это такая игра, такой обманчик?

Олег Шибанов: Ну, это никакой не обман. Эта информация, конечно, соответствует действительности. Но надо же четко понимать, что такое опрос и что такое объединение людей в выборке.

Если у вас разные люди с разными денежными показателями, то, конечно, усредненно они не будут соответствовать никому в этой выборке. Если мы возьмем какого-нибудь одного человека со свободными средствами 100 тысяч и четыре человека со свободными средствами ноль, то у вас среднее получается – 25 тысяч, ну или 20 тысяч, если правильно делить. В этом смысле такие опросы просто полезны как индикатор того, что происходит в динамике, но они совершенно не показывают благосостояние отдельного человека.

Марина Калинина: А для экономики, для экономистов эти расчеты, эти опросы важны? Вот для чего вы их могли бы использовать?

Олег Шибанов: Я не буду врать, я ромировские не использую никак. Я имею в виду – эти конкретные. У них очень интересный опрос, например, по инфляции. А вот эти опросы мне не очень интересны. Но опять же здесь динамика. Если бизнес пытается ориентироваться на то, на что он дальше может рассчитывать, с точки зрения потребителя, то, наверное, это интересная для него информация.

Марина Калинина: Понятно.

Иван Князев: Я предлагаю прямо сейчас посмотреть видеоматериал. Наши корреспонденты спрашивали: «Удалось ли вам сэкономить в пандемию?» Эти вопросы они адресовали жителям Екатеринбурга, Владивостока и Нижнего Новгорода. А также узнавали, на что потратили эти деньги, если все-таки сэкономили.

Иван Князев: Даже уже успели потратить. Ленинградская область нам пишет, Санкт-Петербург: «Я ничего не накопила. А в кино и в кафе я и раньше не ходила. Хотя и работала, не сидела дома во время карантина». Краснодарский край пишет: «Кто нашел лишние деньги – дайте мне». Подпись: Михаил, пенсионер. Конкретное предложение у человека. Башкортостан, мнение: «Лишние деньги бывают у тех, кто нечестно зарабатывает, а попросту – ворует. А народ в кредитах и в долгах сидит». И Рязань нам тоже пишет: «Лишних денег нет. Лишним оказывается только кошелек, потому что, оплатив за коммуналку, понимаешь, что денег уже и не осталось».

Олег Константинович, а все-таки те, кто смогли накопить (а есть такие люди, иначе не было бы этого исследования) – это кто? Кто эти люди? Где они работают? Как и почему? Так, звука у нас нет.

Олег Шибанов: Алло.

Иван Князев: Да-да-да.

Олег Шибанов: Если разумная зарплата… То есть отрасли эти известны. Это IT. Это добыча разных полезных ископаемых. В какой-то степени наука с образованием.

Если в этой области вы зарабатываете больше 60 тысяч рублей, как часть нашего населения зарабатывает, то вы, соответственно, можете и откладывать. А когда вы перестаете тратить на кафе и кино, в которые ходили люди с такими зарплатами, то вы, соответственно, можете откладывать немного больше.

Иван Князев: Знаете, что мне просто хотелось понять? Я немножко про другое. Понимаете, тут даже наши телезрители писали: «Кому – война, а кому – мать родная. Кому – карантин, а кому – выгода». Просто какие отрасли, что называется, приподнялись за эти месяцы? И кто там работает?

Олег Шибанов: Никакие.

Иван Князев: Никакие?

Олег Шибанов: Никакие. Для сотрудников нигде ничего хорошего не было. Единственное, что сильно росло – это, естественно, онлайн-доставка и до какой-то степени фармацевтика. Медицина чуть-чуть пользы получила, но это незначительная польза. И нельзя говорить, что «эти олигархи», работающие в медицине, например, неожиданно стали зарабатывать безумные миллиарды.

Марина Калинина: Олег Константинович, хочу немножко в другое русло нашу беседу перевести. А давайте разберемся… Вот мы сейчас посмотрели небольшой сюжет о том, куда эти люди тратили свои деньги, если они у них оставались. А вообще финансовая грамотность наших людей какая? Насколько мы финансово грамотные? Насколько мы правильно тратим свои деньги? Ну так, чисто по-человечески.

Олег Шибанов: Вы знаете, весь мир не очень финансово грамотный. И мы в этом не сильно отличаемся даже от развитых стран. Везде люди довольно плохо понимают, что такое финансы и как надо копить деньги. В этом плане я бы не сказал, что российские граждане чем-то существенно отличаются.

Но что бы я сказал почти уверенно? У нас, например, процветают кредиты, скажем так, с очень высокими ставками (я все-таки не про банковские сейчас скорее), которые, конечно, существенно усложняют людям выход из такой бедности. И понятно, почему они их вынуждены брать в некоторых ситуациях. Поэтому я бы сказал очень осторожно, что люди и так понимают, наверное, в какие они иногда тяжелые условия залезают. Ну, им, наверное, надо еще меньше это делать.

Иван Князев: А может быть, все-таки…

Марина Калинина: Ну смотрите…

Иван Князев: Прошу прощения.

Марина Калинина: Ну давай.

Иван Князев: Прошу прощения, Марина. Может, все-таки модель хозяйствования поменялась у наших людей за время карантина? Понимаете, когда наступила самоизоляция, многие испугались, честно говоря. Они не знали, что будет через неделю, через месяц, и резко подужались, и начали экономить на всем, на чем можно.

Олег Шибанов: Ну смотрите. Это всегда происходит во время какого-то кризисного момента. Я бы не сказал уверенно, что люди подужались из-за этого. Я бы сказал: из-за того, что им стало непонятно, что у них с работой, зарплатой и так далее. То есть в этом плане люди, как мы видим по результатам банковских депозитов, немножко «подъедали» свои сбережения за время кризиса. То есть в этом плане, действительно, ситуация была довольно неприятная.

Марина Калинина: Я хочу вернуться к вашему ответу предыдущему – по поводу кредитов. Центробанк буквально на днях написал такие данные, что в России в течение полутора лет вырастет рынок «черных» кредиторов, потому что банки ужесточают условия выдачи кредитов, потому что понимают, что у людей нет денег, а они за кредитами придут. И тут появляются эти люди, которые предлагают, в общем-то, даже в Интернете, все эти деньги получить. И люди к ним идут, потому что есть спрос, потому что люди привыкли жить на каком-то определенном уровне. Сейчас, если быть откровенными, этот уровень снижен, а им хочется, в общем-то, и какой-то новый телефон себе купить. Ну, это к примеру. А иногда и на продукты просто не хватает.

Олег Шибанов: Вы понимаете, это же две разные ситуации – купить новый телефон и на продукты не хватает. Это обычно все-таки жизнь разных людей.

Марина Калинина: А пойдут и те, и те.

Олег Шибанов: Пойдут и те, и те. Ну, «черные» кредиторы – ладно. Мы как бы понимаем, что в каких-то ситуациях лучше уж себя ограничить, чем залезать в долги. И даже «белые» кредиторы, про которых я не хочу просто говорить, с процентными ставками 1% в день – мы прекрасно понимаем, что это убийство для бюджета отдельного взятого человека.

Поэтому я бы сказал так осторожно… Я понимаю, что когда на еду не хватает – это уже тяжелая ситуация. Но лучше по друзьям, знакомым, как угодно, но не к «черным» кредиторам и не в кабалу.

Марина Калинина: А если у людей есть свободные деньги (давайте вот так скажем), куда их можно было бы вложить с пользой, хотя бы небольшие, постепенно? Потому что мы тоже все живем в непонимании, что будет завтра, что будет послезавтра. А уж через месяц – вообще непонятно.

Олег Шибанов: Вы знаете, здесь же большой вопрос: что хочется делать? Я бы так сказал очень осторожно, что все-таки если человек думает на долгосрочный горизонт, то он должен учиться инвестировать, не только иметь свободные деньги и, не знаю, на них доллары покупать, условно говоря, но и пытаться найти способы, чтобы эти деньги все-таки как-то приумножать.

И обычно инвестиции на фондовом рынке… Это не инвестиционный совет, но все равно подумать об этом, безусловно, стоило бы, потому что это стандартный способ хоть немного накапливать под разумные проценты в течение времени.

Марина Калинина: А где этому можно научиться? Ведь мы же с вами обсудили, что люди финансово неграмотные в основном у нас. Да и не у нас.

Олег Шибанов: Вы знаете, в Интернете сейчас очень много материалов совершенно бесплатных, которые могут базовые вещи про облигации и акции, я не знаю, еще что-то рассказать. Здесь просто надо быть суперосторожным, конечно, потому что когда человек не слишком много знает об этом рынке, ему надо прямо очень внимательно понять, что же он собирается делать.

Но все-таки если есть свободные средства у людей, то обычно в развитых странах не возникает вопросов. Они стараются идти на фондовый рынок, чтобы копить на свои отдаленные цели – на то же образование детей или пенсию.

Иван Князев: Спасибо вам. Олег Шибанов, директор Финансового центра Сколково – РЭШ, был с нами на связи.

Несколько SMS. Люди разное пишут. Кто-то пишет, что денег нет. Тюменская область: «Четыре месяца не работала. Платили оклад – 17 тысяч. Муж один работал. Зарплата мужа – 30 тысяч. Ежедневно на питание тратится тысяча рублей. Четыре человека. Вообще на чем экономить?» Забайкальский край: «Накопила 80 тысяч рублей. Из них 20 тысяч выслала внучке в Новосибирск. Очень экономлю. У меня свои овощи», – пишет нам пенсионерка. Краснодарский край пишет: «Мы даже заняли. Ипотека, дом уже сдали». Так что все хорошо. Разные истории бывают.

Марина Калинина: Вот еще: «Экономить мы умеем, жизнь научила. Лишних никогда не было, даже во сне».

Иван Князев: Узнаем, смогла ли сэкономить наша следующая телезрительница, которая выходит на связь. Это Нина из Омска. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вам периодически звоню. Я пенсионер. Да, я коплю, потихонечку коплю. У меня деньги есть, я коплю. И деньги я откладываю не в банк, в банк не надо. А знаете, как по старинке всегда бабушки говорили? За иконкой.

И я еще потихонечку изучаю японский язык. Иены у меня. То есть немножко что-то получила – раз! – и купила иены. Хотя бы пять иен, три иены, десять иен. И потихонечку вот так откладываю, откладываю, откладываю. Мясо не ем, колбасу не ем. Путешествую много. Копить можно.

Иван Князев: Ничего себе! Ничего себе, Нина! Так вы вообще фактически валютный брокер такой.

Марина Калинина: А как вы к этому пришли?

Иван Князев: Как удалось накопить?

Зритель: Вы знаете, потихонечку, потихонечку… Ну не знаю. Сначала мне японский язык был очень интересен, я стала его изучать. Потом думаю: интересно, у них же есть валюта. Это еще было лет пятнадцать или двадцать назад. Думаю: есть валюта. Ага! А потом думаю: дай-ка я сначала куплю, например, пять иен. Ага! А потом думаю: так, а если десять?

Понимаете, надо вот так, вот так, вот так. А так, конечно, если мы привыкли ипотеки брать, кушаем много, машин много, чтобы сосед позавидовал, то тогда, ребята, нам ни на что не хватит.

Марина Калинина: Так вы в Японию-то собираетесь?

Зритель: В Японию? Откладываю. Я хочу в Японию поехать, но для этого нужны иены. Поеду. Потом, когда съезжу, вам расскажу.

Марина Калинина: Вы обязательно позвоните, мы будем ждать.

Иван Князев: Спасибо, Нина. Будем ждать.

Марина Калинина: Спасибо вам за такой позитив.

Иван Князев: А мы с экспертом про финансовую грамотность говорили. Вот человек на Японию копит, иены покупает. Давайте сразу еще один звонок – из Приморского края Нина нам тоже дозвонилась. Тоже Нина. Посмотрим, какая ситуация у нее. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло.

Иван Князев: Слушаем вас.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Слышно?

Марина Калинина: Да.

Зритель: Хорошо. Моя бабушка – правнучка купца. Я, естественно, пра-пра. Бабушка всегда говорила: «Надо жить по приходу и расходу». Никакие кредиты, никакие долги, рассчитывать на свои – и тогда будет жизнь чудесна и прекрасна.

Иван Князев: Нина, ну расскажите нам про ваш приход и расход. Много тратите? На что? Много дохода у вас? Большой он или нет?

Зритель: Нет, у меня пенсия, причем небольшая.

Марина Калинина: И вам хватает?

Зритель: Всего 11 тысяч. Но я успеваю все. Даже съездить в театр во Владивостоке, в Мариинку.

Марина Калинина: Ничего себе! Спасибо вам большое. Еще из Самарской области смешное сообщение: «Я больше ни друзьям, ни соседям ни копейки не дам! Берут на неделю, а отдают через год-полтора. И обижаются, когда напоминаю».

Иван Князев: Краснодарский край пишет: «В пандемию все подорожало, копить не получается, только тратим». Еще один эксперт у нас выходит на связь – Ольга Аникеева, социолог, доцент РГСУ.

Марина Калинина: Ольга Александровна, здравствуйте.

Ольга Аникеева, , социолог, доцент РГСУ: Добрый день.

Марина Калинина: Как вы относитесь к этим данным, что у людей скопилось рекордное количество свободных денег, аж 28 300 рублей, по данным холдинга «Ромир»?

Ольга Аникеева: Ну, во-первых, я должна сказать, что не такое уж большое накопление по сравнению с прошлым годом. В общем-то говоря, меньше 10% – увеличение за этот период этого года по сравнению с 2019 годом. Ну, это как бы детали.

Во-первых, я должна сразу сказать, что надо действительно пересматривать способы социологических измерений. Это не ответ на ваш вопрос, а это скорее ответ на те вопросы, на которые отвечал коллега, Олег Шибанов.

Дело в том, что все наши социологические службы изучают средний показатель, среднюю температуру по больнице, но уже давно пора проводить вполне адресные социологические опросы: для малообеспеченных – одна категория, для среднеобеспеченных – другая. Тогда мы будем иметь более четкую картину. То, что сейчас происходит – это, безусловно, касается среднеобеспеченных людей.

И тут сразу надо сделать, скажем так, две поправки. Первая положительная черта – то, что люди стали думать о своем будущем и заботиться о своем будущем самостоятельно. Это увеличение самостоятельности и немножко отстранение от государственной помощи. Это хорошо.

А минус в этом вот какой, очень серьезный минус. Увеличение зарплат и доходов, ну, небольшое увеличение произошло за счет того, что был повышен прожиточный минимум. Нижний порог зарплаты, минимальный размер оплаты труда тоже повысился, поэтому и в бюджетных, и в коммерческих организациях зарплата подросла. Было достаточно мощное вливание социальных выплат.

Но это, извините, не связано с развитием экономики. А раз не связано с развитием экономики – значит, возможен откат. И люди это прекрасно понимают. Несмотря на свою грамотность или неграмотность финансовую, они понимают, что следом за этим может наступить ухудшение, поэтому они стараются немножко деньги накопить.

Еще более грустный результат, потому что эти результаты опроса показывают, что люди копят деньги в наличных средствах, а не в банках. Это явный признак недоверия к нашей банковской системе. И понятно – почему. Очень часто политика банков просто вымогательская, извините за откровенность. И это показывает, что люди не хотят и не уверены, что их деньги в банках будут сохранены или каким-то образом могут быть обезопасены. Поэтому здесь много негативных последствий.

Иван Князев: Ольга Александровна, а как так получается (наши зрители – этому подтверждение), что у пенсионеров, как ни спросишь… Они, конечно, жалуются, что пенсии маленькие, что денег мало, но как ни спросишь – деньги есть. Они даже еще и умудряются своим детям помогать. Как так получается, что у молодежи их нет всегда, хотя они и зарабатывают больше, а у пенсионеров все есть?

Ольга Аникеева: Опять же вы послушали интервью двух пенсионеров, которые сказали, что все хорошо. А перед этим вам позвонили три пенсионера, у которых все плохо. Поэтому опять все очень относительно.

Давайте все-таки будем пользоваться более объективными данными. Давайте посмотрим. Пенсионеры у нас есть разные. Если пенсия выше 20 тысяч и пенсионер проживает вместе с детьми, или это супруги-пенсионеры, у них две пенсии на семью, то вот тогда что-то такое можно в ближайшей перспективе немножко откладывать и сохранять. Да, действительно это есть.

Но у нас огромное количество пенсионеров, пенсия которых ниже 12 тысяч на самом деле. И хотя этого не должно быть, но это реально есть. А если мы убираем оттуда коммуналку, медицину, то – все, люди остаются ни с чем. Давайте все-таки складывать в разные коробочки эти данные – и тогда у нас картинка будет более точная.

Марина Калинина: Ну смотрите. Вот этот парадокс нашей страны, что у нас работающие люди беднее пенсионеров. Это вообще как? Почему такая ситуация у нас складывается? То есть оба супруга работают, например, дети, а их кормят родители, помогают. Ольга Александровна?

Ольга Аникеева: Это разные истории. Давайте посмотрим на данные по безработице. Говорят, что безработица… Вы меня слышите? Алло.

Марина Калинина: Да-да-да, сейчас слышим.

Ольга Аникеева: Звук есть?

Марина Калинина: Да.

Ольга Аникеева: Значит, есть люди с разными зарплатами, с разными возможностями и с разной пенсией. Опять же, если мы посмотрим на заработную плату, очень много категорий у нас… Где-то примерно 38% людей работают на должностях, которые не требуют профессионального образования, и заработная плата которых достаточно низкая. 38%. Кстати говоря, это совпадает с какими-то другими показателями. Допустим, известно, что у нас 63% не имеют накоплений вообще никаких. То есть они сводят концы с концами, и все.

Марина Калинина: Сколько, вы сказали, процентов не имеют накоплений?

Ольга Аникеева: 63%, по данным социологических исследований.

Иван Князев: У нас есть телефонный звонок, у нас на связи Светлана из Тверской области. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я часто смотрю вашу передачу, она мне очень нравится. Я хотела сказать, что мы маленько растратились. У меня двое студентов, и они сидели дома, у них было дистанционное обучение. Но сэкономили на чем? Старшая дочь поступает у нас в университет, экзамены тоже дистанционно мы сдавали, нам не пришлось ехать куда-то. И все нам даже очень понравилось. Сидя дома, мы успели сдать экзамены и сэкономить на этом – на дороге, на проживании. Ребенок дома был. И все это нам очень понравилось.

Марина Калинина: Спасибо.

Давайте подведем итоги, такие промежуточные итоги опроса. Спрашивали мы вас, накопили ли вы деньги в период карантина, в период пандемии. «Да» – ответили 8%, «нет» – 92%.

Ольга Александровна, вот как вы прокомментируете эти цифры? Вот реальные люди, пока мы с вами говорим, пишут.

Ольга Аникеева: У социологов это называется «целевая выборка». Это зависит от того, кто именно смотрит вашу передачу. Вот зрители вашей передачи не смогли накопить. И они как раз очень интересуются социальными вопросами, живо и активно реагируют на вашу передачу, и очень любят вашу передачу, включая меня, я постоянно смотрю ваши материалы. Но у других зрителей, у зрителей других каналов, наверное, возможности какие-то другие.

Марина Калинина: А за время этой пандемии изменилось ли отношение людей к системе потребления? Может быть, какие-то покупки они уже больше не будут делать? Как-то с точки зрения человеческой такой.

Ольга Аникеева: Да, я думаю, что изменилось. Одна из зрительниц давала интервью и сказала: «Мы перестали покупать случайные вещи, в магазин ходим строго по списку или заказываем продукты по Интернету».

Знаете, как в больших супермаркетах расставляют товары? Самое ненужное – в начале, а самое нужное – в конце. Когда человек проходит, его запахи раздражают, красивые картинки, еще что-то такое – и он все-таки прикупает ненужные товары. И по оценкам маркетологов, до 30% затрат уходит на эти, скажем так, не совсем нужные предметы.

Ну а что касается покупок долгосрочных. Вот тоже молодой человек сказал, что он покрасил двери и купил холодильник. Конечно, когда возникает такая ситуация, мы понимаем, что деньги могут обесцениться, можно остаться работы. И если есть необходимость купить такой важный предмет домашнего обихода, как холодильник, то люди стараются вложить деньги в предметы. Это более важно, чем сохранить деньги. Ну а если нет, то тогда хранят деньги. И только в последнюю очередь думают о банке. И уж в совсем последнюю очередь – о покупке валюты.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо вам, Ольга Александровна. Ольга Аникеева была с нами на связи, социолог, доцент РГСУ.

Несколько SMS по поводу того, на что тратим. «Мы одежду уже не покупаем, тратим только на еду». Самарская область пишет: «Если, кроме мяса и колбасы, еще и от перловки с макаронами отказаться, то денег будет завались». А вот из Нижнего Новгорода человек пишет: «Накопили только долги».

Марина Калинина: У нас есть звонок – Вера из Московской области. Вера, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Вера.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Вера, вам за время карантина удалось что-нибудь накопить? Или все деньги уходили?

Зритель: Вы знаете, мне в этом году 70 лет. Два года назад… Я восемь лет копила и накопила почти что миллион. Продала в пятиэтажке квартиру и купила в девятиэтажке, где лифт, где горячая вода, и побольше квартира. Получилось так, что… Я с дочерью живу. Получилось так, что я делала ремонт – и как раз свалилось на нашу голову такое. Но все равно потихоньку мы откладывали. Хотя дочери только половину зарплаты платили, всего тридцатку. У меня пенсия – 15 тысяч, инвалидность, ЖКХ. Ну, десять мне сын еще присылает. И из этих денег…

Я считаю так: надо самому уметь вести хозяйство и откладывать, чтобы было и что покушать, и одеться. У меня как-то всю жизнь так и получалось. У меня даже дети поразились, как это я смогла сделать такой обмен.

Марина Калинина: А вы куда откладываете? Вы деньги наличными храните?

Зритель: Нет, на книжке. Пенсия приходит – я ее не беру. А то, что сын давал – 10 тысяч, одно время 15 тысяч – я на эти деньги как бы проживала.

Иван Князев: Вера, скажите, пожалуйста, а как распоряжаться-то будете такой суммой? Миллион – все-таки большая сумма.

Зритель: Нет, так я уже квартиру купила.

Иван Князев: А, вы уже вложились.

Зритель: Да, я уже в новой квартире теперь. Вот делала ремонт два года. И как раз карантин. Мы были, конечно, в шоке, что нельзя никого ни пригласить… Было еще не все доделано.

Иван Князев: Так может, и хорошо, что никого не надо было приглашать – еще на гостей тратиться, готовить, что-то покупать.

Зритель: Нет, я имею в виду – не гости, а те, которые делают ремонт.

Марина Калинина: Строители.

Иван Князев: А, вот на что. Понятно. Спасибо, спасибо вам, Вера.

Марина Калинина: Вот такое сообщение: «Копят бабушки. И будут копить. У них свободное время есть. А как нам быть? Что делать?» В общем, очень много сообщений.

У нас следующий эксперт – Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Сергеевич.

Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества: Добрый день, добрый день.

Марина Калинина: Как вы можете прокомментировать эту цифру? 28 300 рублей свободных денег у россиян в июле этого года накопилось.

Дмитрий Заворотный: В принципе, для того чтобы эта цифра, в общем-то, была реальной, есть, пожалуй, четыре причины.

Первая причина связана с тем, что в пандемию многие граждане предпочли отказаться от приобретения товаров длительного пользования и придержали деньги на случай этой всей неопределенности, то есть создать такой неприкосновенный запас на продовольственные товары и средства защиты.

Вторая причина связана с тем, что были осуществлены социальные выплаты семьям с детьми, и многие семьи предпочли хотя бы часть этих денег отложить на грядущие месяцы – опять же в связи с неопределенностью, в связи с грядущими тратами.

Третья причина связана с тем, что многие граждане физически не смогли поехать в отпуска из-за перекрытия границ, при этом от путевок на российские курорты они отказались – ну и тем самым тоже сэкономили деньги.

Ну и четвертая причина – это ипотечные каникулы, которые также позволили высвободить определенную часть средств у населения.

Иван Князев: Дмитрий Сергеевич…

Марина Калинина: А вот скажите, какая сейчас правильная политика – все-таки тратить деньги или копить?

Дмитрий Заворотный: Эти деньги, которые сейчас высвобождены у населения, конечно же, они будут потрачены, это однозначно. Ну, во-первых, вскоре осень, многим семьям нужно готовить детей к школе. Осенне-зимний сезон – многие будут покупать зимнюю одежду и прочее. Кто-то будет гасить долги по коммуналке. Ну и наконец, ипотечные каникулы тоже ближе к концу текущего года завершатся. Соответственно, все эти прибереженные суммы пойдут на текущие расходы какие-то.

Иван Князев: Дмитрий Сергеевич, а что все-таки правильно делать? Вот вы сказали, куда они пойдут. Но не всегда, может быть, это хорошо. Может быть, есть смысл во что-то вложиться? Если есть чем вкладываться, то во что? Понимаете, сейчас многие опасаются покупать валюту, потому что непонятно, что с долларом будет. Кто-то действительно ипотеку берет. Вы все-таки специалист по экономическим стратегиям. Расскажите, как правильно сделать.

Дмитрий Заворотный: Ну, я больше по государственным стратегиям.

Марина Калинина: Давайте о людях, которые живут в государстве.

Дмитрий Заворотный: О людях. Вот вам звонит зрительница, и деньги, которые она накопила, она вложила в недвижимость, в улучшение жилищных условий. Для тех граждан, у которых суммы сбережений таковы, что они могут себе позволить улучшить жилищные условия, конечно, это такой оптимальный консервативный вариант. Но проблема в том, что, конечно, далеко не у всех есть возможность накопить такие суммы, которые исчисляются от миллиона и выше.

Я бы рекомендовал, в принципе, держать какой-то запас денег, наличности, потому что все-таки текущий год еще может преподнести некоторые сюрпризы. Тут говорят и про вторую волну коронавируса, и экономика пока еще продолжает… в общем-то, только начала восстанавливаться. То есть здесь мы тоже увидим определенные проблемы и на рынке труда, и прочие. Это как бы такой консервативный простой вариант – немножко приберечь на эти случаи.

А вкладывать во что-то, если есть… Ну понимаете, люди, у которых есть избыточные деньги, они знают, куда их вкладывать. Это или какие-то облигации федерального займа, или другие ценные бумаги. Но это уже как бы определенная категория. Большинство людей не обладают такими средствами.

Иван Князев: А может, просто все-таки потратить, пока цены не выросли?

Дмитрий Заворотный: Я уже говорил, что это неизбежно. Основная часть этих денег, которые сейчас, скажем так, высвободились у населения, пойдет на удовлетворение текущих потребностей.

Иван Князев: Нет, не текущих, а, знаете, сверх меры. Текущие потребности – это понятно. «Вот есть лишняя копейка – пойду и куплю себе лишний раз телевизор какой-нибудь, а то вдруг цены подскочат».

Дмитрий Заворотный: И это тоже будет, потому что был отложенный спрос на бытовую технику, на товары длительного пользования. Люди физически в пандемию не могли, в принципе, пойти в торговый центр, чтобы такое приобрести. И на автомобили тоже будет такой скачок спроса. То есть, конечно, это мы увидим тоже.

Марина Калинина: Ну что, давайте послушаем Марину из Калининграда, которая нам дозвонилась. Марина, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Марина.

Зритель: Маргарита.

Марина Калинина: Ой, Маргарита. Простите.

Зритель: Здравствуйте. Значит, смотрите. Вопрос такой: накопили или не накопили деньги во время пандемии? Мы не накопили, потому что мы живем в Калининграде, ну конкретно я. У нас закрыли все границы перед пандемией Польша, Белоруссия, Литва, откуда привозили товары. Соответственно, побежали мы в магазин, чтобы купить товары, продукты питания – вдруг не будет завоза. Но, слава богу, все в магазинах было, и достаточно нормально. Но деньги истратили на продукты, запаслись на всякий случай: крупы, макароны, мука. В общем-то, вот такое. Побоялись, что не будет что кушать. И еще интересный вопрос. Я на пенсии. У меня пенсия – 8 600. Нам сейчас добавили 39 рублей 70 копеек.

Марина Калинина: Кошмар!

Зритель: Вот так вот живем. Ну и приходится работать, конечно. Работаем. Я работающий пенсионер, 56 лет мне. Так что вот так. Накопить пока не получается. Но, слава богу, у нас все есть, границы открыты, все нормально. Я имею в виду – с продуктами в магазинах. Перебоев не было. Но боялись, боялись.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Марина, за ваш рассказ. Маргарита. Еще раз прошу прощения.

Марина Калинина: Дмитрий Сергеевич, нам пишут люди: «Зачем копить деньги, если цены все время растут?»

Дмитрий Заворотный: Понимаете, всегда нужно иметь какую-то финансовую «подушку безопасности», потому что вы не знаете, что может произойти с вами завтра. И вообще живем в такое неопределенное время. Это вопрос личных предпочтений. Кто-то хочет тратить здесь и сейчас. Таким людям, конечно, бесполезно советовать делать какие-то сбережения. Но все-таки большая часть тех, кто вам звонит на передачу, большая часть граждан – они по мере возможностей стараются иметь какие-то сбережения именно на «черный день».

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества.

Кстати, SMS-опрос наш немножко подправился – 1% тех, кто накопил деньги во время карьера, прибавился. «Да» – 9% нам сказали.

Марина Калинина: А не накопил 91%.

Рекомендуемый полезный контент

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.