14 октября 2021
Статья

Как горы учат восхождению в бизнесе

Андрей Волков, возможно, один из самых «нетипичных» профессоров в российском образовании. Мы расспросили Андрея Евгеньевича, зачем будущим управленцам спартанские условия и реально ли вообще «научить быть топ-менеджером».
Как горы учат восхождению в бизнесе
Источник: фотоархив выездного модуля на Камчатке

Если забить его имя в Google или YouTube, то убеждаешься, что Андрей Евгеньевич гораздо чаще выступает как известный альпинист, чем как преподаватель управленческих дисциплин. Но, кажется, для него самого в этом нет противоречия — не случайно и модуль Андрея Волкова на программе СКОЛКОВО МВА проходит не в аудитории, а среди вулканов в суровых условиях Камчатки.

Вы физик-ядерщик по образованию, альпинист по призванию. Как вы пришли к обучению управленцев?

Исторически случайно. Я действительно работал инженером в области ядерного топлива, но СССР начал разваливаться, температура и спрос в этой сфере стали падать. Поменялся не просто политический строй — старый мир рухнул в одночасье. Возникали новые профессии, другой взгляд на жизнь, другое миросозерцание — не то, которому нас учили. Мне тоже было интересно меняться, учиться, закрывать и свои дефициты, и дефициты других. А надо сказать, тогда это был один сплошной дефицит: люди не умели думать, писать, говорить по-новому. То, что прежде всего должно дать образование: способность породить мысль и изложить устно и письменно. Мы с коллегами, товарищами по духу, в 90-е создавали новое образовательное учреждение в Тольятти — это был творческий интеллектуальный интересный процесс. Тогда мы и решали, чему и как нужно учить, чтобы состояться в современном мире. Не больше и не меньше. А не так, чтобы кого-то подготовить на какое-то рабочее место. Какие рабочие места, если абсолютно все изменилось?

Так я стал создавать свои программы и подходы. Никогда не использовал в своей практике какие-то установки или методики, которые не были созданы с моим участием. А в нулевые мне посчастливилось вместе с другими замечательными людьми конструировать Московскую школу управления СКОЛКОВО, спорить, обдумывать, какой будет в нашей стране программа МВА. Все ли получилось, о чем мы мечтали 15 лет назад? Конечно, нет. И страна, и мир сильно менялись, многое мы не могли предугадать. Но точно можно сказать, что проект состоялся, он живет и работает.

Почему вы с коллегами задумали МВА как дополнительное образование «для взрослых»? Ведь в мире есть другие подходы — где-то эта магистратура, как в США…  

Сейчас понятно, что это было мудрое решение. По нескольким причинам, в том числе с формальной точки зрения. В России сфера высшего образования все еще регулируется избыточно жестко. Университеты все еще не самостоятельны. Такая форма позволила нам развиваться так, как советовали ведущие эксперты, а не чиновники. Тем более, в современном мире «высшее», «среднее», «дополнительное» — все это становится условностями... Но главное — и я всегда стоял на этой точке зрения — на бизнес-образование нужно идти, когда у тебя есть опыт. Вузовские специальности «менеджмент» для первокурсников, вчера окончивших школу — это нонсенс, потому что управление — практическое искусство. Его нельзя выучить по книжкам. Нужно быть в ситуации управления. Если ты не пережил личный экзистенциальный риск, то ничего про управление понять нельзя.

Многие бизнес-школы делают наличие опыта жестким условием, и хорошо, что СКОЛКОВО этого придерживается. Обычно у наших студентов за спиной 7–10 лет практики. Какой — не важно. Даже если человек управлял пятью людьми, эта зона ответственности — уже необходимый вход, чтобы поверх этого ставить финансовый анализ, маркетинг, стратегию, финансовые инструменты... Это все «тюнинг», окультуривание в сфере бизнеса, но в основе — то, что уже пережито, движение своей воли. А то, что учить надо не знаниям, а способности вырабатывать это знание — тезис общепринятый: ему уже лет двести.

Чему вы лично учите в первую очередь?

Я хочу приобщить студентов к мышлению. А не к думанию. Это разные вещи, и к этому можно приобщить, а не научить. Для этого мы летим на Камчатку, ходим по вулканам, переключаемся на другую жизнь… И потом некоторые делают шаг в эту сторону. Моя задача — подвести к тому, что бывает редко, а с некоторыми и не случится никогда больше. Дать экзотический, уникальный интеллектуальный опыт.

Почему экзотический? Потому что мышление не нужно «нормальным людям». Это отказ от привычных знаний, шаблонов в ситуации неопределенности. Во многих ситуациях управления, тем более масштабного, возникает такая необходимость. Не во всех. Кстати, зачастую и в бизнесе мышление не нужно. Там нужны контакты, связи, хорошие знание предмета, быстрая соображалка и другие полезные вещи. Большинство людей прекрасно обходятся ими.

То есть мышление нужно только лидерам?

Я очень осторожно отношусь к словам «лидерство» (которое, по-моему, ничего не означает), «личностное развитие»… Это очень сложная материя: если я вас спрошу, что такое личность и как она развивается, мы в этом утонем. Люди относятся к этому некритически, говорят — я же личность, я же развиваюсь. Обычно: а) не личность; б) не развиваешься. И это нормальное состояние человека. А быть личностью и развиваться — тяжелая и опасная работа.

Но если это настолько редко и «ненормально», то можно ли и нужно ли это вообще развивать в человеке?

Но можно же научиться игре на фортепиано или прыжкам с парашютом — и тоже через практику, а не через лекции. Вопрос, «нужно ли это», более сложный — зависит от ваших задач. Человек, который попал в управленческую ситуацию, сталкивается с необходимостью выдумать будущее. Не важно — маленькой фирмы, большой корпорации или государства. А людям, которые выполняют более или менее стандартизированный набор действий, наверное, и не нужно этого делать.

В бизнес-образовании это достигается через возможность взглянуть на себя. Допустим, на МВА ты попадаешь в новую среду, а мы себя понимаем через других людей. Мы в это зеркало смотримся и спрашиваем: «Почему я так не могу, как он может?» И вот такое отзеркаливание, рефлексия позволяет себя протестировать. Я считаю, что это главный тест, который человек сдает — когда он смотрит на себя через других людей. По сути, программа — это и есть такой растянутый тест самого себя.

Хорошо, но при чем тут Камчатка?

Более жесткие условия, другие ситуации — все это помогает начать мыслить, «запускает» мышление, поэтому три дня мы готовимся физически и три дня после этого думаем. Психика связана с физическими действиями, я называю это психосоматикой, и мы начинаем с психосоматических подвигов: поднимаемся на вулканы, съезжаем с них на лыжах, по утрам делаем по 500 метров на сопку... Крепко, в рейнджерском стиле, тренируемся, и это позволяет нам потом двинуться в интеллектуальную плоскость. Я это проверял много раз на себе в жизни, проверял это десятилетиями на других, для меня было органично применить это на Камчатке. 

Результат люди оценивают сами. Видят, что теперь могут выразить небанально, неочевидно, по-новому, а что нет. Ежедневно садимся, разговариваем, рефлексируем, анализируем предельно открыто, что у нас получилось, а что нет. Студенты сами ставят себе оценки — условно, конечно, никаких баллов нет. Но главный эффект — лонгитюдный, то есть отложенный. У многих через год, два, три всплывает: «На Камчатке мы этим занимались, и сейчас я в такой ситуации, мне это надо». Такой способ размышления, артикуляции, схематизации, проектирования, понятийной работы… Человек и спустя время может задействовать весь тот арсенал интеллектуальных средств, которые мы все на Камчатке пытаемся в очень сжатой форме получить.

Люди приходят на МВА, потому что хотят испытать себя?

Как правило, нет. Мой модуль — это лишь часть большой программы. Большая программа — это всегда некий мейнстрим, и обычно мотивы тех, кто поступает, тоже вполне мейнстримные. «Все говорят про маркетинг, финансовый анализ, и я, чтобы добиться результата, тоже должен говорить на таком языке». Это нормально, потому что МВА — это определенный язык менеджмента, бизнеса, управления, и им надо владеть, чтобы быть полноценным членом комьюнити тех, кто принимает решения.

Этот язык международный — это важно. Он не универсальный для всего мира — это тоже важно. В России Индии, Германии, США — где бы вы ни работали — будет своя социокультурная среда, законодательство, паттерны поведения, которые не описаны в учебниках. И в лоб переносить концепции из лекций вредно. Но понимать, что они есть, уметь ими пользоваться и понимать их ограничения очень полезно, и этому мы учим. Знать границы использования того или иного инструмента или модели не менее важно, чем освоить сам инструмент.

Люди приходят по разным причинам. Бывает, и по инициативе компании, которая понимает, что для ее амбициозных задач ей не хватает компетенций в сфере человеческого капитала, и за счет вложений в апгрейд сотрудников можно двигаться вперед. Но здесь есть нюанс. Если компания сама не развивается, а человек сделал шаг вперед, и это не подхвачено командой или не подкреплено карьерным ростом, то такая компания нанесет себе ущерб. Конечно, такой человек уйдет: «Я теперь другой, а вы все те же, зачем мне с вами делать то же самое, что раньше?» Если вы вкладываетесь в людей, вкладывайтесь и в себя, чтобы соответствовать этим людям.

Любой менеджер среднего звена с помощью таких программ может вырасти в топы?

Если у него есть вектор достичь большего и он готов терпеть риски и неудачи. Это бывает по разным причинам: родители так научили, книжек в детстве начитался — словом, кто-то сообщил этот рискованный способ жизни. Это один компонент. Второй — у человека должны быть четкие представления, как устроена сфера, в которой он хочет развиваться. Если совпадают оба компонента, то скачок вверх происходит. МВА дает такой импульс, и по тем ребятам, жизненные траектории которых я наблюдаю, можно увидеть, как они растут.

Что еще вы наблюдаете и что меняется за эти 15 лет?

Наметился отход от простой утилитарности. То есть от подхода «Я пришел в СКОЛКОВО, потому что должен заработать столько-то». Такой подход есть, это нормально, но он становится менее значимым для людей, развитие которых я вижу. Важнее становится широта взгляда. Вижу нарастающий интерес к социальному, гуманитарному, политическому знанию, а не только к инструментам. К ценностному взгляду на мир и на себя. Мне это симпатично, потому что только с такими людьми и хочется работать и общаться.


Рустем Гумеров

старший аналитик Яндекс, выпускник СКОЛКОВО МВА

У восхождения в горы много общего с бизнесом: во-первых, нужна серьезная подготовка, во-вторых — упорство, сила воли, высокий уровень энергии, навык достижения цели. В-третьих — умение работать в быстро меняющейся среде, среди неожиданностей, потому что в горах погода меняется мгновенно. Не увидишь — не поверишь, как быстро может измениться окружающая среда. Примерно как для бизнеса в тот момент, когда началась пандемия.

В основе модуля — интересная методика совмещения физической и интеллектуальной активности, быстрого переключения, Андрей Волков называет это двумя восхождениями. Нашей группе то, что мы преодолели «физические вершины», помогло выявить собственное «Мы» и сплотиться для покорения интеллектуальных высот. Здесь же, на Камчатке, мы занимались проработкой проектов в области госуправления, бизнеса и психосоматики.

Модуль убедил меня, что возможности человека безграничны, вдохновил на экспедицию на Эльбрус и помог понять, что инсайты и опыт из одной сферы можно успешно применять в другой.

Екатерина Забродова

CPO Umbrella IT, студентка СКОЛКОВО МВА

Восхождение на вулкан помогает понять, как это, двигаться в неизвестности. У меня получился именно такой опыт. Ты идешь в тумане и знаешь только то, что должен добраться до вершины, которая где-то там, даже визуального ориентира нет. Ты не можешь просчитать или составить четкий план, сколько времени или усилий займет подъем и спуск — погода меняется каждую минуту. Чуть позже пришло понимание, что это и правильно: надо действовать здесь и сейчас, опираясь на текущее положение дел. Когда мы что-то досконально рассчитываем, то тем самым ограничиваем себя, не можем получить больший результат. А когда думаешь только про цель, получается продуктивнее и вариативнее. Очень важно понимать, какой целью ты движим. 

Второе открытие: что бы ты ни делал, команда придет на вершину со скоростью самого медленного участника. Каждый может влиять на это, но это точно надо учитывать и принимать. И в бизнесе так же. 

Этот модуль был главным знакомством с одногруппниками и, что еще важнее, с самим собой. В таких условиях люди сразу раскрываются: видишь, кто стойкий, а кто сдается, требует особого внимания, кто предпочитает действовать, а кто размышлять. 

После восхождения мы три дня разрабатывали и защищали проекты. Интеллектуальная работа была нисколько не проще физических нагрузок. Это высшая точка программы, хорошо, что модуль не в конце обучения, а в середине, потому что приезжаешь оттуда совершенно разобранный. Часть твоих идей и парадигм изменилась, но возникло много новых вопросов к самому себе — о ценности того, что ты делаешь. Здорово, что в этот момент группа поддерживает тебя.

Константин Прайс

CRO NapoleonIT, студент СКОЛКОВО МВА

Я приехал на Камчатку больным, с температурой и не верил, что поднимусь даже на один вулкан. К тому же есть страх высоты, болело колено… Отговорок всегда много можно найти. Решиться было трудно, но в то же время хотелось себя проверить. В итоге я пошел и дошел, через боль и через «не могу», сделал то, во что сам поначалу не верил. И я уже был готов на большее — поднялся на второй вулкан и оказался в числе немногих, кто поднялся на третий. Преодолел плохое самочувствие, страх, когда карабкались с «кошками» и ледорубами, а на вершине меня ждали непередаваемые эмоции! Это был мой первый опыт ski-тура и, уверен, не последний.

На практике понял, как работает переключение: когда «умираешь» физически, то начинаешь активно работать интеллектуально. Да и во время самого подъема есть возможность наедине с собой прокрутить в голове многие вещи, о которых раньше не думал. «Интеллектуальная» часть модуля — тоже первый подобный опыт, необычно видеть, как трансформируются твои идеи, идеи команды, очень интересно было участвовать в обсуждении философских тем, которые для тебя совершенно новые. Это как тренировка, только для мозга, а тренироваться нужно регулярно.

Безусловно, я вернусь на Камчатку. Сейчас я вступил в «Камчатский клуб» Андрея Волкова, в котором мы продолжаем обсуждать философские и «прикладные» темы: как сделать мир лучше, как изменить сферу, в которой работаешь. Тренируемся мыслить. Модуль на Камчатке — уникальный опыт, который показал, что нет ничего невозможного, помог понять, что часто мы сами для себя ставим лимиты и ограничиваем свои возможности, и научил шире смотреть на многие вещи и на мир в целом. 

(0)

Читайте также

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.