14 апреля 2020
Статья

«Мы производим востребованные продукты — антисептики и маски, но это не дает гарантии, что мы выкарабкаемся»

«Нанобарьер» больше 6 лет производит косметику для одежды и обуви на основе нано-технологий. Через несколько недель после начала эпидемии коронавируса компания поменяла модель бизнеса и переключилась на изготовление фильтрующих масок с уровнем защиты FFP2. Как удалось наладить производство в сжатые сроки, с какими проблемами приходится сталкиваться и каким урокам научил этот кризис — рассказывает генеральный директор компании «Нанобарьер» (Hydrop) Марина Росс.
«Мы производим востребованные продукты — антисептики и маски, но это не дает гарантии, что мы выкарабкаемся»
Фото: Личный фотоархив Марины Росс

Предыстория

В ноябре прошлого года наша научная команда начала собирать информацию по свойствам фильтрующих материалов, чтобы разработать маску для защиты от смога, вредных частиц и запахов. Фильтр — важная часть любой недекоративной маски. К декоративным я отношу одноразовые медицинские и многоразовые тканевые маски, волокна которых практически не задерживают наночастицы. К функциональным — респираторы с разным уровнем защиты. Мы занимались разработкой именно респираторов, планировали поставлять их на азиатский рынок.

Когда началась эпидемия и стали известны параметры частиц коронавируса, оказалось, что у нас уже есть наработки по подходящему фильтру. Размер частицы коронавируса — примерно 150 нм, но она распространяется в конгломератах от 300-400 нм. А волокно фильтра эффективно задерживает частицы размером больше 200 нм.

Мы поняли, что на основе разработок нашего респиратора против смога можем создать маску с хорошей защитой от вирусных аэрозолей, содержащих частицы коронавируса, и полностью переключились на производство защитных масок. Мы получаем авторские права и на само изделие, и на его конструкцию. Следующую версию маски мы уже сможем запатентовать, потому что там будут использоваться оригинальные разработки наших ученых — комбинация фильтрующих материалов и антисептических пропиток.

Сложности производства

У нас нет собственного производства, мы сотрудничаем с несколькими компаниями в Подмосковье, рассматриваем другие регионы. Наладить производство в нынешних условиях очень сложно — мы днем и ночью решаем возникающие проблемы. Каждый партнер и поставщик в это нелегкое время проявил себя. И мы очень сильно разочаровались во многих из них.

Тряпочку сшить несложно — три строчки, две резинки и готово. Обычные респираторы с защитной функцией — штампуются в формах на заводе. А изготовить респиратор на тканой основе — непросто, раньше такого никто не делал. В нашей маске 4 слоя: наружный слой из смесовой ткани, два слоя фильтров, внутренний хлопковый слой. С фильтрами нужно очень аккуратно обращаться: нельзя мять или сгибать, подвергать температурной обработке. Чтобы кроить их, нужно специальное оборудование. Плюс мы вставляем внутрь маски фиксаторы для носа, чтобы уменьшить возможные щели, — это тоже усложняет процесс производства.

В итоге на изготовление респиратора нужно в 3-5 раз больше времени, чем на простую тканевую маску. При этом за одно изделие мы платим те же деньги, что и другие клиенты. Дело в том, что сейчас декоративные маски продаются по тем же ценам, что и наши респираторы, и мы не можем платить больше. Поэтому заводы отказываются работать с нами — им выгоднее выполнять более простые заказы.

Раз финансово мы не можем конкурировать с теми, кто делает тряпочки, остается призывать «к долгу перед человечеством». Находим ответственных исполнителей, просим, чтобы хотя бы часть цехов занималась нашими масками. Нам очень помогает Андрей Степичев, тоже выпускник Сколково, он координирует сразу несколько производств. Чем я занимаюсь целыми днями — провожу психологическую работу со всеми поставщиками и производствами, даже с некоторыми швеями лично разговаривала, объясняла, зачем мы делаем такие маски.

Каждый день выявляется что-то новое. Вчера резинка стоила рубль, сегодня — четыре. Даже российское производство покупает хлопковые нити за рубежом, и курс доллара не может не влиять на цену, но не настолько. Или недобросовестное производство украло материал, допустило очень много брака. А это все испорченные фильтры, которые сложно синтезировать, количество фильтра ограничено. Или производство отказалось с нами работать. Или вчера команда целый день работала над каким-то вопросом, а сегодня это оказалось не нужно, потому что ввели новые ограничения, новые правила, режимы и так далее.

Мы работаем на грани рентабельности. Сложно оценить, с какой маржой, но точно могу сказать, что с минимальной. Сейчас нерабочие дни, производство масок разрешено, но людям на производстве приходится платить по двойному тарифу. Сколько это продлится — непонятно. Конечно, совсем в убыток себе мы работать не будем — это бессмысленно, но пока стараемся держать одну и ту же цену для клиентов.

Вирусный эффект

Мы не давали никакую рекламу — только открыли продажу масок, остальное сделал вирус. Сейчас заказы превышают наши возможности. Большая часть объемов продаж приходится на корпоративных заказчиков. Крупные ритейлеры, аптеки и другие компании закупают маски для своих сотрудников.

Мы стараемся по максимуму успевать в срок, но когда появляется какой-то форс-мажор... Например, на одном из производств забастовали и не вышли на работу швеи. Они сказали — нам президент разрешил не работать. Мы ничем не смогли их смотивировать, и у нас поехали сроки, а в договорах за это предусмотрены штрафы. Мы работаем только по предоплате, потому что так работают наши производства, и некоторые клиенты требуют вернуть деньги. Но многие, конечно, понимают ситуацию, видят, что происходит в стране. И мы перед всеми выполняем обязательства.

Есть продажи через сайт, но мы не планируем развивать этот канал. Если увеличивать онлайн-продажи, то нужно серьезно расширять штат курьеров, которые бегают по всему городу. И хотя наша доставка полностью бесконтактная, и хотя мы выдаем маски и антисептики нашим ребятам, все равно получится, что мы подвергаем этих ребят очень большому риску. Это очень большая ответственность, я пока не готова на это.

Скоро запустим офлайн-продажи. Респираторы будут продаваться в одной федеральной аптечной сети — это 1600 аптек по всей стране. Контракт подписан, правда, поставки начнутся с опозданием на неделю.

Борьба с контрафактом

Если бы мы не поменяли свою бизнес-модель в декабре, то, скорее всего, наш бизнес закрылся бы, учитывая ситуацию на рынке и карантин. Сейчас мы производим востребованные продукты — антисептики и маски, но это не дает гарантии, что мы выкарабкаемся. Нашу продукцию покупают из-за нашей репутации: моей и моего партнера Андрея Грунина, ученого из МГУ. Люди знают, что мы не будем делать плохой продукт. Но появляется очень много контрафакта.

Подражатели копируют наши описания, делают похожие по форме маски — а внутри или ничего, или в лучшем случае марля. Они говорят клиентам, что у них такие же фильтры, но продают их чуть дешевле и производят быстрее. И тот, кто не разбирается, может поверить.

Мы пишем претензии на нарушение авторских прав, но непонятно, когда они будут рассмотрены. Сейчас все суды и проверяющие службы на каникулах. Кроме того, стараюсь задействовать СМИ, чтобы истории с подделками были на слуху, и люди внимательнее проверяли поставщиков. Еще мы пытаемся попасть в состав рабочей группы по борьбе с контрафактной продукцией в Правительстве, чтобы внести свои предложения.

Жизнь в эпоху пандемии

Мы много общаемся с врачами и учеными. Все сходятся во мнении, что осенью будет вторая волна, что переболеет около половины населения планеты. Карантины вводятся для того, чтобы избежать одномоментного заражения и подготовить медицинские учреждения. Но такой режим обычно не держат дольше 3 недель: это может нанести большой урон экономике, людям будет не на что жить. И после снятия карантина количество заразившихся может увеличиться.

Еще до введения режима самоизоляции мы закрыли офис для посещения. Дезинфицируем все поверхности по расписанию, благо, мы сами производим антисептики. Все носят маски, каждый день измеряют температуру, проводят тест на задержку дыхания. Болезнь может проходить бессимптомно, а отек легких происходит. Если сложно задержать дыхание на 10 секунд — это может быть признаком вируса. Не у всех есть личный транспорт, поэтому недавно мы арендовали автомобиль, и один из сотрудников будет довозить коллег до работы на корпоративной машине.

Кого могли, перевели на удаленную работу. В офисе оставили минимум людей, без которых никак не обойтись — это сотрудники по контролю качества. Ну и я должна ходить на работу в офис. Потому что всем страшно.

Что поможет бизнесу выжить

Мир меняется каждый день и будет меняться дальше. Так было и раньше, но локально, а сейчас это затронуло всех. При этом скорость изменений увеличилась до того, что каждый день ты просыпаешься в новой законодательной базе, в новой реальности и конкурентно новой среде. Нужно подстраиваться, выработать максимально возможную степень адаптивности. Нужно постоянно быть готовым к ситуации неопределенности. Когда то, чтобы было вчера законно, на следующий день может стать незаконным. Например, у нас был большой контракт на поставки масок за границу, а за один день экспорт запретили. И хотя мы рассчитывали на поступление денег с этого контракта, нам пришлось его расторгнуть.

Сейчас не время радикальных перемен. Уволить всех, закрыть бизнес — на мой взгляд, это неправильное решение. Наоборот, нужно постараться сохранить хотя бы ядро бизнеса и самых ценных сотрудников. Ведь в людей вложено очень много, и потом придется нанимать персонал и обучать с нуля. Нужно постараться сохранить бизнес настолько долго, насколько это возможно.

Рекомендуемый полезный контент

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.