02 июля 2021
Статья

Девять мифов о вакцинации: что говорят эксперты

Темпы вакцинации от коронавируса в России удручающе низкие — на 30 июня количество привитого населения достигло 15,64 %, и это несмотря на доступность эффективных вакцин. Мы пригласили врачей и ученых и разобрали самые распространенные мифы о вакцинации против COVID-19.
Девять мифов о вакцинации: что говорят эксперты
Источник: Московская школа управления СКОЛКОВО

Миф первый: лучше ничего не делать, чем делать прививку

Игорь Соколов, врач-терапевт, директор медицинского центра Sodalitas, Литва: «Никто не будет говорить, что не было случаев тромбоза и не было случаев смерти. Но еще до эпохи вакцинации я разговаривал с коллегами из Гарварда: они сказали, что в период массовой вакцинации, когда будут задействованы сотни миллионов и миллиарды людей, может случиться все. Надо будет оценивать частоту, связи и вероятности. И вот последнее сравнение прививок AstraZeneca и Pfizer, проведенное на базе Эдинбургского университета, показало, что частота тромбозов и даже кровотечений при состояниях после вакцинации не превышает чуть больше 1,3 случая на сто тысяч произведенных уколов. Вы знаете, это настолько мизерная частота, которая будет свойственна любой прививке — от гриппа и так далее».

Сергей Харитонов, молекулярный биолог, научный сотрудник МГУ им. Ломоносова: «Когда мы говорим о рисках вакцинации, почему-то человек выбирает такую модель: есть я, который вакцинировался, есть потенциальные риски, и есть я, который просто живет без вакцины. Но это не совсем верная модель для оценки рисков. Нужно сравнивать риски от вакцины и риски от заражения коронавирусом. Потому что в текущей эпидемиологической ситуации либо у вас будет вакцина, либо у вас рано или поздно будет коронавирус. 

Нам известны риски коронавируса. Здоровый человек заболевает, получает тяжелые симптомы — нарушение свертываемости крови и прочие, вы их все знаете. Его госпитализируют, он на ИВЛ. Очень много людей, ранее здоровых, умирают от коронавируса. Риски чрезвычайны.

И посмотрим на людей здоровых, которых прививают любой вакциной, прошедшей клинические испытания. Риски существуют, но они чрезвычайно малы. Они больше, чем если вы просто будете сидеть в стерильном боксе. Но вы не живете в стерильном боксе. На улице вокруг вас летает коронавирус, и здесь риски уже совершенно другие. Так что очевидно: риски от вакцинации чрезвычайно малы по сравнению с рисками от заражения реальной инфекцией, и здоровому человеку нет никаких оснований не прививаться». 

Миф второй: вакцина заражает человека опасными вирусами    

Сергей Харитонов: «Над поверхностью частицы коронавируса торчат «булавы» — это S-белок (или spike-белок — прим. ред). Большинство вакцин, которые разрабатываются сегодня, — будь то векторная, мРНК, пептидная вакцина, какая угодно — ставят своей целью выработку антител к этому spike-белку. Для этого нашему организму нужно «показать» S-белок, при этом не заражая организм настоящей инфекцией. Сделать это можно разными способами. По сути, вакцины отличаются всего лишь способами доставки S-белка либо информации об S-белке в наше тело. 

Вакцина «Спутник V» — это векторная вакцина. Мы взяли аденовирус — такие вирусы вызывают легкие простудные заболевания и могут эффективно заражать наши клетки, что в данном случае для нас и важно. Этот вирус мы модифицировали — убрали всю генетическую информацию, которая позволяет вирусу размножаться и вредить нам, а вместо нее вставили информацию об S-белке коронавируса. Таким образом, аденовирусная частица превратилась в вектор — в грузовик, который ничего не может сделать плохого, но может довезти информацию об S-белке до наших клеток. 

После этого клетки, как и при настоящей коронавирусной инфекции, начинают производить S-белок. Они обнаруживают S-белок и сообщают иммунитету о том, что в организме есть какая-то инфекция с S-белком. Иммунитет вырабатывает антитела, и мы получаем защиту против коронавируса. Мы имитируем инфекционное заражение совершенно безопасной частицей и сообщаем организму информацию о коронавирусе».

Григорий Ефимов, заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) гематологии Минздрава: «Сами векторные вирусы не размножаются. Другое дело, что побочные эффекты могут выражаться в температуре и можно заболеть на фоне еще не полностью сформировавшегося иммунитета при вакцинации».

Василий Купрейчик, врач-терапевт, заведующий отделением в ГБУЗ «Городская клиническая больница № 40» («Коммунарка»): «На сегодняшний день, по моим ручным подсчетам, из чуть больше чем 23 000 человек, которые поступили (в «Коммунарку» — прим. ред.) с 30 декабря, 136 получили либо одно, либо два введения вакцины. Из этих 136 человек — тринадцать летальных исходов, девять из которых произошли после первого введения вакцины. Анализ этих данных показал, что люди получали подтверждение коронавирусной инфекции где-то на пятый день после вакцинации. Первые симптомы болезни в среднем появляются где-то на седьмой–десятый день, вероятнее всего, заболели они до вакцинации. То есть сказать о том, что этих людей много... ну, это примерно 0,6 %. У вакцинированных людей болезнь протекает легче. Еще раз в цифрах: 0,6 % — это вакцинированные, из них умерло тринадцать — это 0,06 % летальных исходов. То есть, если пациент вакцинирован и попал в «Коммунарку», сильной тревоги у врачебного состава за этого пациента нет». 

Миф третий: прививки не защитят от новых штаммов, поэтому нет смысла вакцинироваться

Сергей Харитонов: «Когда мы даем второй укол вакцины, появляются новые антитела. Большое количество разных антител позволяет вакцине работать против разных штаммов. Если у нас в крови циркулирует множество разных антител, эффективность иммунитета сохраняется. Именно поэтому большинство вакцин — и Pfizer, и AstraZeneca, и «Спутник V», и многие другие — используют как бы «двухфакторную систему». 

Вирус продуцируется и мутирует внутри каждого заболевшего, поэтому появление новых штаммов неизбежно. И поэтому разговор об опасности вакцин и их побочных эффектах не так важен по сравнению с разговором о том, защищают ли вакцины от COVID. И, по современным данным, защищают. Если вы получили две инъекции, вы уже с очень высокой вероятностью не попадете в больницу с коронавирусом. Не так важно, какой у нас новый штамм, как важен вопрос: привиты ли вы любой доступной вакциной, которая есть рядом с вами? Все научные данные говорят: если вы привиты — вы либо защищены от коронавируса, либо защищены от тяжелых последствий коронавируса». 

Игорь Соколов: «В реальности мы имеем пока, если говорить серьезно, только одну вакцину — это «Спутник V», которая достаточно эффективна и, судя по данным по AstraZeneca, сможет защитить от всех штаммов, включая индийский, но в этом случае я бы не рекомендовал выдерживать огромные сроки между ревакцинациями. Если ориентироваться по Pfizer и по AstraZeneca, одна стадия прививки «Спутником V» существенно не защитит от нового штамма».

Миф четвертый: у меня сильный иммунитет, значит, вакцина не нужна 

Игорь Соколов: «У меня есть такие пациенты, которые говорят: «Я не заразился, хотя был в близком контакте». Тот человек, который не заразился, рассчитывает, что у него сработали какие-то врожденные системы защиты, у него работает клеточный иммунитет и он не может заразиться. В большинстве случаев это не так. Я бы не стал уповать на то, что «я вот такой исключительный». У меня были два пациента, которые в течение года не заражались, хотя и контактировали со своими друзьями, которые были больны. А вот в мае и начале июня — заболели, причем достаточно серьезно. То есть поведение «я не заразился — и не заражусь дальше», на мой взгляд, ущербно».

Миф пятый: в вакцинах содержится токсичный spike-белок, который вызывает бесплодие

Игорь Соколов: «Нет данных о том, что вакцины, в том числе и векторные, негативно влияют на репродуктивную функцию. Более того, в уважаемом журнале New England Journal of Medicine недавно вышла статья о влиянии вакцинации на сперматогенез. Дело в том, что применение вакцины Pfizer вызвало увеличение количества и подвижности сперматозоидов у мужчин. У девяти из десяти человек, которые были фактически бесплодны, анализ спермограммы после вакцинации вернулся в норму. Это подтверждено исследованиями». 

Василий Купрейчик: «Люди переживают о неких беременностях, которые потенциально могут случиться с ними после вакцинации, и забывают, что вирус обнаруживается и в репродуктивных органах. Это было показано еще в августе прошлого года в исследованиях австрийских ученых, которые обнаруживали вирус и в мужских, и в женских репродуктивных органах. Но мы волнуемся о вакцине, которая никак на это не влияет. Я не понимаю, почему люди делают вот такое когнитивное искажение, что вакцина опасна, а вирус — ничего страшного». 

Григорий Ефимов: «Никакого исследования о том, что беременности или грудному вскармливанию вредит коронавирус, проведено не было. Поэтому сейчас из принципа соблюдения осторожности различные производители пишут о том, что при таких-то состояниях, сопутствующих заболеваниях применять вакцину не нужно». 

Миф шестой: если уже переболел, то прививку делать не надо

Григорий Ефимов: «Есть мнение, что естественная вакцинация — перенесенная болезнь — более эффективна, чем иммунизация вакциной. Но и уровни антител, и уровни T-лимфоцитов выше у вакцинированных. И еще важная ремарка: после вакцинации антитела вырабатываются прицельно к spike-белку (если эта вакцина направлена на spike-белок), в то время как после естественной болезни большая часть антител — к другим белкам и никакого защитного смысла не имеет. Повторная вакцинация еще раз напоминает нашей иммунной системе о том, что этот вирус важен, о том, что эти лимфоциты нужны. И тем самым усиливает иммунную память.

Изначальный штамм давал довольно стойкий иммунитет против себя самого — количество повторных заболеваний было очень невелико. Этот иммунитет был такой же, как у самых эффективных вакцин, то есть порядка 97 % защиты. Но появляются новые штаммы, в частности, индийский. Он гораздо более заразный, и с меньшей вероятностью заражаются люди с высоким уровнем антител. Это один из аргументов в пользу того, почему нужно вакцинироваться переболевшим. Скорее всего, переболевшим достаточно всего лишь одной дозы вакцины. Вакцина, которую сейчас обещают вывести на рынок, «Спутник Лайт», как раз удобна тем, что это всего одно введение». 

Василий Купрейчик: «Новый дельта-штамм значительно омолодил коронавирусную инфекцию, и вот в промежутке где-то между 10 и 15 июня я разговаривал с реанимацией и спрашивал, кто на ЭКМО. На ЭКМО самому старому пациенту был 41 год. То есть коронавирусная инфекция сейчас значительно омолодилась, и при этом думать, что «я переболею и меня не тронут», — это, наверное, проигрышная вещь, то есть так делать не нужно. Оно может аукнуться. Это игра в русскую рулетку, если можно так выразиться».

Миф седьмой: хроническое или онкологическое заболевание является противопоказанием

Григорий Ефимов: «Что касается групп риска, тут я могу дать только такой общий ответ. Как устроены клинические испытания? Разработчики создали вакцину и набрали максимально здоровых молодых людей, на которых проводили свои клинические испытания. Затем, на втором этапе, набрали людей более разного возраста, но никаких специальных хронических заболеваний туда не включали. Поэтому из общих соображений часто пишут либо «противопоказано», либо «применять с осторожностью в следующих состояниях». Это просто означает, что таких исследований не проводили. 

И тут очень разнятся мнения наших регуляторов и мнения, например, зарубежных коллег. По мнению зарубежных врачей, риски от заболевания коронавирусом и для беременных, и для тех, которые находятся на грудном вскармливании, существенно перевешивают риск от вакцинации. То же касается и группы аутоиммунных заболеваний. В нашем центре есть группа очень тяжелых онкологических больных. Врачи, которые их лечат, считают, что риски заболевания перевешивают риски от вакцинации, и пока у нас вакцинация этой группы больных идет очень успешно». 

Сергей Харитонов: «S-белок, который появляется у нас в организме после вакцины, будь то мРНК или векторные вакцины, сам по себе токсичен и вызывает нарушение свертываемости крови и много чего другого. И на фоне разных состояний это может сильно ухудшать ситуацию. Но надо понимать, что доза вакцины рассчитана и проверена на безопасность. И доза S-белка, которая получится в вашем организме при вакцинировании, в большинстве случаев будет значительно меньше, чем доза при реальном инфицировании коронавирусом. Получается, что воздействие при вакцинировании намного мягче. 

Из этого следует, что риски от вакцинации при наличии практически любых состояний ниже, чем риски от реального заражения коронавирусом. Единственное важнейшее исключение, про которое надо говорить, про которое пишут все исследователи, — это прямая аллергия к компонентам вакцины. Если вы аллергик, надо проконсультироваться на предмет состава и на предмет прямой аллергии. Всем остальным при наличии практически любых состояний, даже серьезной онкологии, вакцина будет более полезна, чем реальный коронавирус».

Миф восьмой: опасно вакцинироваться в период роста заболеваемости 

Игорь Соколов: «Среди моих пациентов достаточно много КТ-подтвержденных с коронавирусной инфекцией, которая была приобретена после первого укола вакциной «Спутник V» в разные сроки, но обычно — между десятым и двадцатым днями. Есть ли такая возможность? Да, есть. Почему она существует? Потому что мы где-то цепляем этот вирус в тот момент, когда вакцинный эффект еще не развернулся и организм неспособен сопротивляться. Но в большинстве случаев эта инфекция проходит гораздо легче — даже КТ-подтвержденные случаи у меня не потребовали госпитализации. 

Обычно после вакцинации человек резко меняет стиль поведения — забывает про маску и социальное дистанцирование. А после первого укола вы еще не защищены и вполне можете заразиться. Это характерно не только для «Спутника», это характерно для всех вакцин».

Миф девятый: если заболел после первой прививки, то второй компонент вводить не надо

Игорь Соколов: «Есть комментарии из института Гамалеи. Тактика очень простая. Если после первого укола у вас появилась симптоматическая форма коронавируса, то есть вы заболели с температурой хотя бы субфебрильной, о КТ-картине я уже не говорю, то это является противопоказанием ко второму уколу, и второй укол делать не надо. Если же вы после первого укола почувствовали признаки недомогания, сделали ПЦР-анализ, и он показал у вас плюс, но при этом никаких симптомов не было, то в разумные сроки вторая фаза прививки должна быть выполнена. Тут критерий — только симптомы».

(0)

Читайте также

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.