21 декабря 2020
Статья

Будущее за городами — где в этом будущем российские университеты?

Университет может переосмыслить город — создать новую идентичность или предложить эффективное решение, анализируя лучшие мировые практики и исследования. Однако в России города не доверяют университетам вопросы своего развития. Если вузы и привлекаются, то в роли исполнителя заказа, и под маской «научно-исследовательских работ» скрывается выполнение узкой тактической задачи. С одной стороны, администрации городов обычно не заинтересованы в полноценном партнере и при формулировке запроса исходят из уже готовых планов. С другой — у самих университетов недостаточно видения, экспертизы и компетенций для того, чтобы сыграть на равных. Что на самом деле нужно сегодня городам и что для этого могут сделать университеты?
Будущее за городами — где в этом будущем российские университеты?
Источник: by Matthew Henry on Unsplash

Вызовы для городов

Во всем мире ответы на возникающие проблемы городов XXI века по-прежнему основываются на подходах XX века. У старых городов Европы и Северной Америки, новых городов глобального Юга (Азии, Океании, Африки, Латинской Америки и Ближнего Востока) разные вызовы. Их объединяет то, что они ищут решения, основанные на новом знании.

Ситуация похожа на время индустриальной урбанизации начала ХХ века. Городское население стремительно росло, а вместе с ним нарастал инфраструктурный и жилищный кризис. По всей Европе, в передовых странах англо-саксонского мира и СССР появились высшие школы городского хозяйства, инженерии, архитектуры. Тогда проблемы были частично решены и сформировались города, какими мы их знаем сейчас. С тех пор проблематика городского развития изменилась, а образовательные и исследовательские центры не везде успели перестроиться под новые реалии.

Одна из нарастающих проблем европейских городов — стремительное устаревание инфраструктуры, заложенной в начале и середине ХХ века. При этом города Европейского союза недополучают ежегодно более 830 млрд евро инвестиций в инфраструктуру. Проблема актуальна и для российских городов, где 63 % жилищного фонда имеет степень износа свыше 30 %. Аналогичная ситуация наблюдается в других секторах общественной инфраструктуры — транспорте, водоснабжении, отоплении и так далее. Одновременно с этим бюджеты российских городов недополучают налоги, а это критический ресурс развития.

На мой взгляд, образование на современном уровне дают в России две-три школы, в их числе Высшая школа урбанистики в ВШЭ, иТМО в Санкт-Петербурге. В остальных вузах России городская планировка остается в рамках архитектурного образования. Во всем мире городской планировщик (urban planner) — это самостоятельная профессия, которая требует знаний по социологии, экономике и управлению городом, по транспорту и инженерным системам, экологии. Всего этого в российской архитектурной школе почти нет. Внутри архитектуры остается проектирование набережных, площадей и парков, включая мощение, озеленение, освещение, городскую мебель и так далее, что принято в России называть урбанистикой. Такого разделения между urban planning и urban design в России пока не произошло. В результате мы получаем множество выпускников с дипломом по специальности «градостроительство», но очень мало людей, способных не просто начертить чертеж, но комплексно работать с городской проблематикой. Приходится доучиваться на практике или приглашать иностранцев.

Никита Токарев
директор архитектурной школы МАРШ

Перед городами глобального Юга стоят иные вызовы и связаны они, в первую очередь, с интенсивным ростом. В 2020 году в рейтинг ОЭСР по темпам роста населения впервые не вошел ни один город старого света. В лидерах по этому показателю — города Японии, Индонезии, Индии, Филиппин, Китая, Бразилии, Южной Кореи и Мексики. Для них наиболее актуальные задачи — обеспечение базовой инфраструктурой миллионов новых горожан, борьба с трущобами и экологическим кризисом, а проблема социального неравенства здесь стоит еще острее.

Развитие в направлении Азии в широком смысле крайне актуально — и в социально-экономическом, и в политическом смысле. Учитывая то, как активно в последние двадцать лет Китай наращивал компетенции путем приглашения ведущих мировых специалистов по различным направлениям, в числе прочих связанным с урбанистикой, и формированием таким образом своего пула высокопрофессиональных специалистов, следует продолжать обмен опытом именно с ними. Несомненно, важно понимать, что это один из наших крупнейших торговых партнеров с наиболее активной динамикой роста ВВП и, соответственно, потребностей в потреблении. В целом Япония и АТР — безусловно, важнейшие направления нашего развития.

Евгения Муринец
советник Губернатора Астраханской области

Логично, что города глобального Юга активно инвестируют в новое знание, на котором базируются последние инновации. До начала 2000-х годов в рейтингах лучших высших школ архитектуры и городского планирования не было ни одного не-западного вуза. Сейчас в них входят школы Сингапура, Китая, Японии, Кореи. Следующее столетие – триумф азиатских городов, за которыми подтянутся города Латинской Америки и Африки. Это значит, что образовательные и исследовательские центры, которые будут производить передовые технологии в сфере городского развития, будут рождаться именно в этом макрорегионе.

Большинство школ и исследовательских центров глобального Юга пока все еще идут по пути импорта западных знаний, либо открывая образовательные программы по франшизам вроде Университета Сорбонны в Абу-Даби, либо отдавая ключевые должности западным экспертам. Однако со временем подрастающее поколение местных специалистов займет их места, а школы перейдут к экспорту знаний, в том числе на европейские и американские рынки. Судя по темпам развития, например, китайских городов и китайского образования, это произойдет уже скоро. Как попасть в этот тренд?

Вся передовая литература и эксперты представляют западный мир. Нельзя отрицать, что в Азии много успехов в этой сфере, как минимум, потому что этот регион стремительно развивается. Например, из ничего за пятьдесят лет вырос Сингапур, это впечатляет и привлекает. Но с точки зрения именно знаний, в первую очередь, они куются в западной урбанистической школе, откуда уже расходятся по миру. Азия быстро их впитывает и реализует на практике.

Сергей Кузнецов
главный архитектор Москвы

Что может университет?

Раньше городская проблематика рассматривалась в основном через призму отдельных аспектов — например, архитектура или система транспорта. Соответственно, ею занимались специализированные вузы: архитектурные школы, транспортные вузы, институты городского хозяйства и тому подобное. Целостно на город смотрели только градостроители, проектирующие общий «рисунок» нового поселения.

Во второй половине ХХ века произошел переход от планирования новых городов к трансформации уже существующих — или от градостроения к урбанистике. Это требует комплексного взгляда, возможного при сочетании различных типов практической экспертизы и академических дисциплин. Именно на эту потребность в последние десять-пятнадцать лет реагируют многопрофильные университеты, открывая школы урбанистики. Так, исследовательский и образовательный центр LSE Cities в Лондонской школе экономики был открыт около десяти лет назад, как и Future Cities Lab — коллаборация университетов Сингапура и Швейцарии, а совместная профессиональная школа урбанистики и исследований труда двадцати пяти кампусов Городского университета Нью-Йорка появилась совсем недавно, в 2018 году.

Ни «градостроителей», ни тем более «урбанистов» не встретишь в штате муниципальной администрации. Это поле деятельности еще недостаточно возделано, хотя за последние несколько лет на городскую среду стали обращать больше внимания: развернута практика ежегодных конкурсов на лучший проект по формированию комфортной городской среды.

Алексей Крашенинников
доктор архитектуры, советник РААСH, профессор кафедры градостроительства, директор Центра повышения квалификации «Урбанистика» МАРХИ, член Союза московских архитекторов


В России пока есть только одна школа урбанистики, объединяющая исследования, образование и разработки. Следуя общемировому тренду, она находится в Высшей школе экономики — университете, ориентированном на крупные социально–экономические проблемы, а не на узкие архитектурные задачи. По похожему принципу работает кафедра территориального развития в РАНХиГС. Наконец, есть ряд институтов, экспертных групп и школ мысли, которые участвуют в развитии российских городов, — например, Институт Стрелка или АНО «Иркутские кварталы». Но в России 1117 городов, и потенциала этих центров не хватит, чтобы закрыть их потребности. К тому же, слабая конкуренция замедляет развитие профессиональной области. Будет оптимально, если в каждом городе-миллионнике возникнет хотя бы одна профессиональная школа урбанистики, и через десять лет можно будет говорить о консорциуме из десяти-пятнадцати центров.

Урбанисты сосредоточены в крупных культурных городах — Москве и Санкт-Петербурге, но в них нуждаются все города России. Города «заросли» предприятиями, заводами, машинами, густой застройкой, стали выталкивать людей в обособленные зеленые зоны (парки, скверы, окраины городов). Города растут и, как показывают исследования, будут расти. Современные города перейдут на экономику нового типа, где будет место комфортному образу жизни жителей, поддержанию хорошего уровня здоровья, повышению благополучия общества. Города многогранны, смотреть на их развитие следует с разных сторон. Урбанисты — проводники в развитии городов. Город — живой организм. Комплексный подход с точки зрения развития территории позволит этому организму развиваться органически без перекосов и недостатков.

Анна Завалеева
инженер-консультант по устойчивому развитию компании НPBS, эксперт сообщества D2.0

Такие школы выполняют три функции. Первая — исследования: теоретические, экспериментальные, включающие сравнительный анализ городов и стран. Они являются базисом для прикладных исследований и прорывных разработок в рамках R&D проектов (Research and development, в переводе с английского — исследования и разработки), от проектирования общественных пространств на основе вовлечения горожан или использования больших данных в управлении до целостной концепции развития города. Так, школы урбанистики российских городов, находящихся в регионах с холодным климатом, могли бы разработать стратегию использования ресурса зимы.

Я считаю, что в России действительно не хватает специалистов по урбанистке — нет четкого понимания важности этого института. Вузам есть смысл готовить кадры, способные развивать города и масштабно смотреть на территории с пониманием истории места, социокультурных, экономических и градостроительных аспектов, транспортной инфраструктуры. В будущем профессия урбанист может и, скорее, даже должна стать отдельной и независимой, потому что сейчас в основном так себя называют люди, погруженные в эту работу, но по факту являющиеся архитекторами, инженерами, социологами.

Сергей Кузнецов
главный архитектор Москвы Meta Title Ps Pr

Во-вторых, школы урбанистики готовят профессионалов, развивающих город из разных позиций: государственных управленцев, предпринимателей, консультантов. Кроме подготовки профессиональных урбанистов, необходим также пакет узконаправленных программ: городское фермерство, big data (большие данные) для городов, городское освещение и так далее. Если раньше программы такого типа были в узкопрофильных вузах, то сейчас очевидно, что любая узкая образовательная программа должна исходить из более широкой рамки.

Наконец, школы урбанистики работают как площадки для обсуждения проблем и возможностей города, которые собирают представителей правительства, индустрии, СМИ, общественных организаций. Каждому городу необходима такая «урбанистическая комната» (заимствуя понятие Сэра Терри Фэррела, британского архитектора и урбаниста), где город будет обсуждать свое будущее.

Как должны быть организованы профессиональные школы урбанистики?

В первую очередь, необходима сильная исследовательско-аналитическая база для анализа ситуации, составления прогнозов и R&D проектов. Исследования должны интегрировать методы и оптику разных дисциплин: архитектуры, компьютерных наук, дизайна, экологии, социологии и так далее. Они должны предлагать наиболее прогрессивные ответы на локальные вызовы, при этом выходя за границы российской дискуссии о городском развитии.

Поэтому в профессиональных школах урбанистики должно быть сконцентрировано наиболее актуальное на мировом фронтире знание. Это предполагает высокий уровень интернационализации: сравнительные исследования и образовательные курсы, затрагивающие проблематику городов разных стран, международный состав преподавателей и студентов, партнерства с иностранными вузами. Важно сотрудничать со школами Азии и Океании — это особенно актуально для сибирских и дальневосточных университетов.

Феномен России заключается в том, что это пограничная страна между Европой и Азией, практически Евразия, и ее миссия — собрать все самое лучшее и в европейском развитии, и в развитии азиатском. Если европейское развитие — развитие полицентричное, то азиатское — в большей степени централизованное развитие. Конечно, если брать сейчас все проблемы, стоящие перед нашей страной, есть некая тенденция собрать все движения и все направления развития урбанизма и каким-то образом объединить и целенаправленно собрать ресурс.

Юрий Виссарионов
генеральный директор в ПТАМ Виссарионов, эксперт сообщества D2.0

Для российских университетов интернационализация и ментально, и организационно сложнее, чем, например, для вузов Ближнего Востока, давно сделавших ставку на работу на мировой арене: проблемы и со знанием английского языка, и со включенностью исследователей в мировую науку, а вузов — в международные сети. Однако ни наука, ни профессии не имеют выраженных национальных границ, и строить школы урбанистики без международной и глобальной рамки — тупиковый путь.

Реализация в России масштабных проектов территориального развития, в частности столичных программ «Моя улица», программы транспортного развития, реконструкции набережных Москвы-реки, позволили в последние несколько лет накопить уникальный опыт. Если раньше российские эксперты отправлялись учиться за границу, то сегодня уже зарубежные специалисть охотно приезжают к нам набираться опыта в развитии городов.

Геннадий Щербина
президент Группы «Эталон»

Чтобы обеспечить взаимную пользу, не только школа урбанистики должна проектировать город, но и город участвовать в развитии школы. Для этого в системе управления необходим свой наблюдательный или как минимум экспертный совет, в котором будут представлены интересы жителей города, городской администрации, бизнеса и предпринимательства, культуры, НКО и международного профессионального сообщества урбанистов.

Базовая проблема как вузов, так и администраций городов в России — отсутствие долговременного видения. Это также один из подспудных барьеров для формирования партнерских отношений. Профессиональные школы в этом свете — не универсальное решение. Однако это не делает их менее эффективными как отдельный механизм. В конце концов, передовые школы урбанистики предлагают прогнозы на тридцать–пятьдесят лет вперед, заставляя и свои университеты, и города задумываться о долгосрочном развитии.

В последнее время внимание к качеству среды наших городов требует большого количества специалистов в данной сфере. Образовательная сфера, конечно, рeагирует на этот запрос, в вузах открываются специализированные кафедры и направления. Но вопрос не Только в наличии специалистов, но и в их полномочиях, а они в настоящий момент весьма ограничены существующим законом об архитектурной деятельности. Сейчас ни архитектор, ни урбанист не имеет права подписи при приемке любого объекта, а это значит, что его мнение заказчики и строители могут и не учитывать. Также в законе нет официальной стадии «эскизный проект», на которой закладываются все основные идеи, вместо чего есть просто «проект», где основным критерием участия является наименьшая цена. И про какое качество идей можно говорить при таком подходе? А ведь, перефразируя классика, «среда определяет сознание»!

Андрей Асадов
директор архитектурного бюро ASADOV, эксперт сообщества D2.0

Читайте полную статью на: education.forbes.ru

(0)

Читайте также

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.