11 июля 2018
Статья
Андрей Волков и Дара Мельник из Школы управления Сколково о том, как реформировать систему оценки качества высшего образования.
Безнадзорные университеты
Фото: Мы идем вперед. Но идем, продираясь через колючий кустарник ревизионно-надзорных операций, который не дает набрать скорость. Андрей Гордеев, Ведомости

Через несколько месяцев дискуссия о Шанинке утихнет. Все вернется на круги своя. Если проект расширения полномочий Рособрнадзора будет согласован, служба окончательно превратится во всевластную структуру. Нормотворческие, разрешительные и контрольные функции будут в одних руках: Рособрнадзор будет сам разрабатывать процедуры лицензирования и аккредитации, сам их проводить и сам себя контролировать. Такое не раз случалось в нашей истории, но логически это недопустимо. Карфаген надзора должен быть разрушен. Пришло время построить на его месте новую, современную систему.

Мы интегрируемся в образовательное, научное и технологическое пространства мира. Все больше наших университетов – и не только из Москвы и Петербурга – вступают в глобальную игру. Стали появляться интересные эксперименты – от проработавшей год, но успевшей удивить мир Школы перспективных исследований Тюменского госуниверситета до нового IT-бакалавриата в Томске. Они создаются под будущее, а не прошлое. Мы идем вперед. Но идем, продираясь через колючий кустарник ревизионно-надзорных операций, который не дает набрать скорость.

Рособрнадзор был создан для проведения ЕГЭ и для борьбы с псевдоуниверситетами, зарабатывающими торговлей дипломами. Обе задачи выполнены, и теперь Рособрнадзор стал приносить больше вреда, чем пользы: проверки больше не влияют на долю неэффективных вузов и повышению качества тоже не способствуют, но каждая проверка замораживает деятельность университета, вызывая усталость и отторжение у сотрудников, которые готовят все больше документов (для аккредитации одной программы нужно примерно 500 страниц текста), вместо того чтобы заниматься научной и образовательной деятельностью. Неочевидное, но одно из самых разрушительных последствий практик Рособрнадзора – это нежелание талантливых управленцев занимать административные должности в вузах. Ведь вся тяжелая работа по университетостроительству может сгореть, когда вуз попадет под раздачу. Университетские лидеры, стоящие за новым и прогрессивным, даже сами себе порой напоминают летчиков-камикадзе. И у Европейского, и у Шанинки большинство преподавателей, образовательных и исследовательских проектов мирового класса. Европейский входит в пятерку лучших вузов страны по уровню доходов выпускников. Шанинка лидирует по востребованности выпускников своих профильных направлений. Это не помогло. И ничего не поможет – невозможно оформить весь массив бумаг правильно. А это и остается главным критерием оценки. Отнюдь не реальное качество.

Чтобы быть институтом развития, университеты должны перестать быть правильными документарными машинами. Им необходимо действовать предпринимательски – рисковать, искать новые возможности, выходить на рынок прорывных технологий. И да, иногда ошибаться. Рособрнадзор же смотрит на университеты только как на механизмы. В его руках право давать и забирать аккредитацию используется исключительно как механизм приведения в соответствие. А что лучше стандартизации убивает предпринимательский дух?

Пришло время радикально изменить подход и предложить новую систему. На каких принципах она должна быть построена?

Принцип первый. Передовые вузы должны перейти к взаимной оценке – так они получат необходимую свободу и одновременно будут нести ответственность за качество образования друг друга. Это означает, что они не будут обязаны выполнять так называемые Федеральные государственные образовательные стандарты. Да, и сейчас передовые университеты могут отклоняться от стандартов, но при условии соблюдения правила «не ниже федеральных стандартов», как лукаво говорится в законе.

Какие из вузов считать передовыми? Только университеты с высокой динамикой роста репутации смогут выжить в современной конкурентной среде мирового высшего образования – все остальные будут пассивно наблюдать, как лучшие абитуриенты улетают в другие страны. Динамичные университеты постоянно отслеживают свое движение в зеркалах международных рейтингов, привыкли к строгой непредвзятой оценке и больше всего нуждаются в «свободе для маневра». В группу взаимной аккредитации могли бы войти вузы, представившие существенную амбицию на мировую конкурентоспособность. В первую очередь это наиболее успешные университеты программ развития: 5-100, опорные, федеральные, национальные исследовательские, а также небольшая группа глобальных по своей деятельности новаторских вузов: Европейский, Шанинка, РЭШ и т. п.

Правительство должно делегировать аккредитационное право новой, неправительственной организации. В перспективе делегированная государственная аккредитация должна быть заменена на оценку от профобъединений.

Принцип второй. В экспертном совете организации должны быть представлены интересы всех ключевых стейкхолдеров университетского развития: университетского мира, правительства, бизнеса и глобального сообщества. Каждый член совета должен будет нести персональную ответственность за принятую стратегию. При нынешнем охлаждении дипломатических отношений привлечение иностранных экспертов в совет будет сложной, но необходимой операцией. Мы часто говорим о ценности зарубежного опыта, бездумно копируя модели, созданные под другой национальный контекст, однако сторонимся компетентной международной экспертизы.

Большинство стран Центральной и Северной Европы закончили начатый в 1980-х гг. переход от контроля к поддержке качества. Университеты сами оценивают свой прогресс и анализируют результаты, делая выводы для дальнейшей стратегии. Внешние эксперты оценивают эффективность системы самоанализа и общей динамики изменений. В США негосударственная взаимная аккредитация функционирует с начала XX в. Сейчас высшее образование США готовится к переходу от нормализации к разнообразию – ведь нет одного способа быть университетом экстра-класса. Международные эксперты могут предложить релевантные для нас выводы из этого богатого опыта.

Принцип третий. Высокий уровень экспертов. Типовой эксперт Рособрнадзора – сотрудник слабого вуза. По данным анализа Института проблем правоприменения при Европейском университете, только 13% экспертов работают в сильных университетах, треть – из вузов, признанных неэффективными! Эксперты, выполняющие мониторинг качества в новой системе, должны быть профессионалами экстра-класса. На первом этапе нужно будет привлекать исключительно экспертов из вузов программ развития.

Принцип четвертый. Переход к динамике в оценках. Рособрнадзор измеряет качество в статике, фиксируя текущее состояние вуза – «соответствует / не соответствует стандарту в данный момент». А оценивать нужно дельту развития, динамику. За оценкой должна следовать подготовка пакета экспертных рекомендаций, уникального для каждого случая.

Новую систему будет сложно вводить. На пути будет много преград и ошибок. Но дорога в тысячу ли начинается с первого шага, как говорится в древней китайской пословице. Таким шагом должно стать заявление от передовых университетов о готовности взять на себя ответственность за качество образования. Их никто не защитит от надзора за развитием, кроме них самих.

(0)

Рекомендуемый полезный контент

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта Московской школы управления СКОЛКОВО и большего удобства его использования. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом и согласны с нашими условиями обработки и хранения персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера или отказаться от пользования сайтом при несогласии с условиями сбора и использования cookies. Для чего нужны файлы cookies: для корректной работы регистрационных форм и отображения информации на сайте.